Эко-интервью

Преподаватель НГУ Оксана Михайловна Исаченко рассказала корреспонденту «The Young Siberia», как живется человеку с экологическим мировоззрением.

Оксана Михайловна вышла во двор и предложила мне побеседовать на разноцветной скамейке возле дома. Поющие птички, запах хвои и прочие атрибуты Академгородка вкупе с этой разноцветной скамейкой располагали к беседе на экотему.

Я спросила, как давно и почему Оксана Михайловна решила стать эко-френдли. Она вопросительно подняла брови и призналась, что с таким термином не знакома.

Я все время так себе это мыслила, что так надо делать: заботиться о природе, о месте, где живешь. А сейчас еще и возможностей больше появилось: акции проводят, баки поставили зеленые для раздельного сбора мусора

Я никогда в жизни не выбрасывала батарейки в мусорное ведро. Я всегда искала способы это все куда-то пристроить, кому-то отдать. Выбросить не сложно, а вот найти место, куда это можно отдать, задача нетривиальная, но выполнимая.

Я никогда не выбрасывала макулатуру. Еще студенткой, я носила ее в пункты приема, тогда они еще были в городке. Ну, потому что такая больная я, не знаю, или что? Не могу выбрасывать то, что можно переработать, в помойку.

Человек, конечно, должен оставить след в жизни, но этот след не должен быть мусорным. Не хочется, чтобы где-то после меня 200-300 лет спустя хранился пластик (если верить разным источникам, столько примерно он разлагается). Меня нет, а пластик есть. Я себе никак не могу это представить.

Я все делаю для того, чтобы минимально мусорить, минимально пользоваться мусоропроводом. Сейчас мне легче это делать, потому что у нас обстоятельства жизни такие: мы живем в поселке, на даче у нас есть печка, где можно лишнее сжечь (но, не пластик, конечно), есть животные домашние которые за нами доедают. Есть друзья-собаки, которых мы кормим. Я замечала, что мусор у нас накапливается один раз в неделю.

Я знаю, что у меня есть единомышленники. Например, мои коллеги по кафедре тоже настырно этим занимаются: собирают пластиковую посуду, макулатуру и так далее.

У нас на кафедре есть специальные коробки, все приучены туда складывать ненужную бумагу. Но без фанатизма, и это правильно (за всеми не уберешь). О себе этого сказать не могу: бывает, вынимаю из баков / урн пластиковые бутылки, если это в доступности, в лесу подбираю все, что «плохо» лежит, т.е. не на месте. От мусоропровода своего подъезда убираю все, что можно донести до зеленого бака.

По лесу всегда с пакетами хожу. Сейчас там стало чище, кстати.

Про семью.

Несколько лет подряд мы с сыном прилегающую территорию освобождали от того мусора, который является вторсырьем. Собирали это все хозяйство, сортировали и в чистом виде (мыть приходится) в зеленый бак. Сын у меня, теперь я знаю, как это называется, тоже эко-френдли, с детства приучен.

Были попытки его одноклассников приобщить (беседы разъяснительные, практикумы по сортировке «Берем пластиковую бутылку, легким движением руки скручиваем крышку, снимаем этикетку и сплющиваем…», акции в День Земли), родителей тоже пыталась «увлечь». Но они  не сильно вовлекались. Кое-кто, конечно, реагировал, да. Но, в целом, людям лень и не интересно.

Еще мы с сыном участвуем в субботниках. Я его всегда привлекала, старалась объяснить, как правильно мусор собирать: не просто все свалить в одну кучу – листья вперемешку с бутылками, пластиком и т.д. На субботниках люди к этому относились без энтузиазма, потому что это удлиняет процесс. Поэтому, я как-то потом сама доставала из пакетов пластик и сортировала.

После этих совместных уборок сын стал сам приносить мусор домой. Даже было дело: ходил он по пути к школе через лес мимо беседки. Сейчас ее уже убрали, но вот раньше она была, и в один момент стала сконцентрированным местом сбрасывания мусора. Как будто, обозначенным местом для несанкционированной свалки. Кто-то даже складывал это все в пакеты, которые никто не выносил.

Так вот, мой сын вынес эти пакеты в несколько заходов. Идет мимо, берет пакет и приносит домой. Приносит и говорит: «Мама, я принес!». А, когда пакетов нет и он видит мусор, то складывает в портфель. И вот однажды у него бутылка там перевернулась пивная. И все это с тетрадями, с книжками. Конечно, небольшой урон был нанесен, но, тем не менее, я ему потом объяснила, что сортировать мусор – это не значит устраивать мусорку у себя в портфеле.

Стала с тех пор давать ему с собой пакетик на случай, если ему захочется поднять что-то. И ему хочется. Это было несколько лет назад. Сейчас ему 12, ему уже немного стыдновато, может быть. Хотя, он продолжает этим заниматься. Он делает это, и делает без принуждения. Просто, так наверное чувствует.

С мужем тоже проведена воспитательная работа, довольно успешно. Он меня застал в этом состоянии, когда мы познакомились, и явно испытывал, может быть, брезгливость, сторонился меня, чурался, когда я то в лес метнусь за бутылкой, то еще куда-то. Делал вид, что он эту женщину не знает. Раньше он пытался меня как-то разубедить, но победила я.

За много лет ситуация изменилась: она понимает меня по паролю. Я говорю: «Завтра у нас день Земли!». И он знает, что завтра мы берем мусорные пакеты, сгребаем все мои склады рассортированного мусора и увозим это все на машине на акцию приема мусора. Сейчас он не возражает: просто открывает багажник машины, я туда все складываю, он меня отвозит куда надо. Акции ежемесячные, «Зеленая белка» организует.

В общем, моя мусорная концепция дома победила. Сейчас нет такого неприятия темы внутри семьи. Например, мы ходим в магазин с дежурной сумкой. (Кричит мужу: «Сергей, покажи сумку!», он высовывается из машины и показывает оранжевую авоську).

Про студентов

Студентов мои спасительные беседы про экологию как-то не всех вдохновляют. Я вижу, что огонек зажигается, но я знаю, что это все-таки работа. У них ни времени нет, ни желания. Все понимают, что так правильно, но не все находят мужество и силы, чтобы этим заниматься. Хотя, чем тут особенно заниматься? Увидел бутылку – подними. Сейчас вот в Академгородке вообще нет этой проблемы: повсюду стоят зеленые баки. Единственное, что надо открутить крышечку и оторвать этикеточку, потому что они не из того пластика.

Что полезнее для экологического воспитания людей, не знаю. Ну, вот разговоры со студентами, наверное, куда-то они западают. Например, студенты с пониманием относятся к тому, что я им даю оборотную бумагу, что мы очень экономно с бумагой. Наверное, вот так исподволь, через практическую деятельность можно доказать людям, что все эти несложные действия можно выполнять автоматически, как дышать. Потому что говори – не говори, все это бесполезно.

С детьми, наверное, полезно разговаривать. Экоуроки можно и нужно проводить в школах, но вот я на себя такую смелость не беру. Я тоже про пластик и сортировку не все знаю, я тоже учусь в процессе этой деятельности. Волонтеры «Зеленой белки» очень в этом помогают.

У нас в лингвистике есть такой раздел: эколингвистика. Иногда на лекциях я просто раз – и делаю такой шажок в сторону экологии. Ну, я даже не понимаю иногда, в связи с чем эти разговоры возникают, но доколе меня волнует эта тема, периодически такие разговоры возникают сами собой. Это какое-то спонтанное желание о чем-то таком сказать, просветить. Мне кажется, что молодежь отзывчива к этой теме, я вижу отклик.

Про людей

Есть еще один момент: как люди к этому относятся. Была у меня история лет 12 назад. Я все убирала, убирала в лесу, мне надоело, и я решила сделать наглядную агитацию. Муж, он работает в наружной рекламе, по моей просьбе сделал щит такой большой. Мы его водрузили на дерево прямо на входе в лес: «Люди, не сорите в лесу, перед зверями стыдно!». Вот такой был плакат.

Этим плакатом – щитом – заинтересовались люди. А конкретно, вот этим словом «не сорите», а я лингвист, и могу себе эти акты вандализма предусмотреть. Они начали откорябывать буковку «о», и таки, через какое-то время, месяц или два, дело было с качеством стопроцентным сделано: кто-то отколупал эту букву. Но плакат от этого не проиграл, а даже выиграл – он стал еще более призывным и экспрессивным. Мусора, правда, в этом лесу меньше не стало.

А между тем на дворе XXI век – время всяких нано и не нано технологий. И с мусором по идее мы должны уметь обходиться технологично, не только посредством мусорного ведра. Если пластиковую бутылку произвели, значит, ее можно «перепроизвести». Логично? Значит, вторсырье – это не просто слово, но и значение. Экологическое, кстати. Жалко, конечно, что мусорная тема обострилась только сейчас. Но все-таки хорошо, что обострилась.

Для меня такая жизнь – абсолютно понятная вещь. Я ждала, когда придет это понимание в массы, и вот оно пришло. Но люди, на самом деле, не за сортировку. Они против свалок. Но они корня проблемы не видят: свалок было бы гораздо меньше, если бы сортировкой начали заниматься мы все. Чтобы в мусорке в каждом доме не оказывалось то, чего там оказываться не должно. Люди пока борются со следствием, а не с причиной.

Может быть, нужно какое-то воспитание через средства массовой информации, через интернет. У меня вот соседи по даче жгут пластик. Я распечатала им как-то, какие оксиды, диоксиды попадают в воздух. Конечно, я не сильна в этом, но слово «вредно» в распечатке есть несколько раз. Может быть, это как-то произвело на них эффект. Жечь пластик категорически нельзя. Он выделяет вредные для здоровья человека вещества.

Для меня экология – это образ жизни, образ мышления, я по-другому не могу. Я вот даже соседям объясняю. Говорю: «Хотите быть экологами?». И они мне даже иногда свои мусорные тюки несут. Я убираю оттуда то, чего там быть не должно, сортирую. Как настоящая помоишница. Звучит, конечно, неприятно, ну, а как по-другому?

Когда по лесам я ходила с пакетом, я видела, что люди так косо смотрят. У нас еще такое воспитание странное: вот люди вроде видят, что ты вроде как поберушка какая-то. Но я отринула эти все комплексы и просто делаю то, что мне надо делать. Если кто спросит зачем, отвечаю: «Чтобы было чисто». И все. Я думаю, это убедительный ответ.

В основном, люди молчаливо сторонятся и с подозрением относятся к тем, кто ходит по лесу с мешком. Может, они думают, что это мой единственный способ заработка, хотя я иду с работы с рюкзаком, хорошо одетая, и видно, что не бомжиха, но, реакция такая: сойти на другую тропинку, обойти. Быть может, как раз для того, чтобы ни о чем не спрашивать.

Подписывайтесь на нас в социальных сетях, чтобы не пропустить новые материалы:

Читайте также

другие материалы